Артур Мартовицкий: «И рабочий, и депутат, и президент – одинаково ощущают радость и душевную боль» | Вести Терновки

Артур Мартовицкий: «И рабочий, и депутат, и президент – одинаково ощущают радость и душевную боль»

 

Артур Мартовицкий – народный депутат Украины по 36 избирательному округу. Жители Западного Донбасса привыкли видеть его деловым, серьезным, иногда строгим, но при этом простым в общении. Длинных популистских речей он не любит, личную жизнь не афиширует. Таков его образ народного депутата. А что скрывается за ним? Какой он в повседневной жизни? О чем переживает, чем дорожит?

Договариваемся с Артуром Владимировичем об интервью, и просим захватить с собой фотографии из семейного альбома. При встрече он держится приветливо, поначалу по-деловому сдержанно. Но, разложив на столе старые фото и пустившись в воспоминания, открывается с совершенно неожиданной стороны.

Исчезает привычная строгость. Улыбка не сходит с лица, голос становится мягким, взгляд теплым. В разговоре открываешь для себя совершенно непривычного Артура Мартовицкого: доброго, ранимого, временами застенчивого, но, в то же время, по-мужски сильного, принципиального и надежного.

Вместо мороженого – томатный сок   

imgonline-com-ua-Compressed-FkwYnlqbyZp9Vagh

— Артур Владимирович, расскажите, какие самые яркие воспоминания из детства сохранились в Вашей памяти?

— Детство у меня было обычное, как у большинства советских детей. Родился 16 июня 1964 года в обычной шахтерской семье. Отцу выделили в Макеевке квартиру, где мы и жили. Тогда строились шахты, и параллельно возводили жилой фонд. Поэтому шахтеров жильем обеспечивали. Когда я был маленький, вместе с нами в квартире жили родственники по отцовской линии, так как у них не было своего жилья.

Спрашиваете о ярких воспоминаниях? Из раннего детства помню, что очень любил томатный сок. Он мне казался вкуснее мороженого. В магазинах его тогда продавали на стаканы, как лимонад. Когда кто-то из родственников звал меня пойти за покупками, я спрашивал: «А сок томатный купишь?» И если получал утвердительный ответ, то с радостью шел в магазин и выпивал там стакан подсоленного томатного сока. Это было невероятно вкусно — до сих пор помню!

imgonline-com-ua-Compressed-FOnike5eT6iP9LBq

— А в детский сад Вас водили?

— До года со мной нянчилась бабушка Александра Даниловна (мать отца). Мама работала и прибегала в обеденный перерыв, чтобы покормить меня грудным молоком. Детский сад находился рядом возле нашего дома. И в годовалом возрасте меня отдали в ясельную группу. Мама тогда работала мастером холодильной установки на шахте. Отец трудился на шахте им. В. М. Бажанова — сначала горнорабочим, затем горным мастером. Через время перешел на участок вентиляции, после этого стал заместителем главного инженера по технике безопасности.

Возвращаясь к ярким воспоминаниям… Когда мне было около трех лет, отец ездил в командировку в Болгарию. Вернувшись домой, привез для меня новую одежду. Так мне понравились обновки, особенно жилетка, что я надел на себя одновременно все новые вещи и ни в какую не хотел снимать. На улице стояла жара. Несмотря на это, маме пришлось вести меня в детский сад в теплой одежде. Воспитательнице удалось снять с меня все это только тогда, когда наступил сонный час. А ту любимую серенькую жилетку я помню до сих пор. Мама долго ее хранила.

Дубовый стол под зеленым сукном

imgonline-com-ua-Compressed-ShfD6PPOrCb77fm

— Когда Вы впервые побывали на шахте?

— Я бывал на шахте с раннего детства, поскольку там работали мои родители. Мама уже трудилась в отделе технического контроля (ОТК) на шахте им. В.М. Бажанова. Когда не с кем было оставить дома, брала меня с собой в ночную смену. Помню, как она и ее коллеги проверяли вагоны с углем, что-то замеряли. А в лаборатории ОТК стоял большой дубовый стол, покрытый зеленым сукном. Женщины постелили прямо на стол фуфайки и уложили меня спать.

Спустя 25 лет, когда я стал главным инженером на этой же шахте, зашел однажды в лабораторию ОТК, где по-прежнему работали мамины подруги. А они говорят мне: «Артур Владимирович, а ты помнишь, как когда-то спал на этом столе?» И я вспомнил большой дубовый стол, покрытый зеленым сукном, фуфайки и свой крепкий детский сон на маминой работе.

Эти воспоминания из детства согревают мое сердце. Будучи главным инженером, по просьбе сотрудниц ОТК я отремонтировал помещение лаборатории и решил еще ряд проблем для этого отдела.

Приходилось отстаивать свою правоту кулаками  

imgonline-com-ua-Compressed-tl9rIE1Rta

— В школьные годы Вы были хулиганом или примерным учеником?

— Когда мне исполнилось 5 лет, мы переехали из Макеевки в Донецк. Спустя 4 года, в 1973-м, родился мой младший брат Дмитрий. В том же году отца назначили директором шахты в г. Родинское (Красноармейский район), и наша семья переехала туда. В 1980 году мы снова переехали – на этот раз в Шахтерск, куда отца перевели генеральным директором объединения «Шахтерскуголь».

В связи с этими переездами я несколько раз менял школу. Приходилось вливаться в новый коллектив и каждый раз заново завоевывать авторитет среди сверстников. У меня это неплохо получалось. Что касается поведения, то я не был злостным хулиганом. Но и примерным меня тоже нельзя назвать. Бывало всякое…

— А драться приходилось?

— Да, конечно. Мальчики так устроены, что иногда отстаивают свою правоту кулаками. Я всегда умел за себя постоять. Чаще всего приходилось драться из-за девочек и за свою точку зрения. Но я об этом не жалею.

— Какие школьные предметы нравились больше всего?

— Очень любил географию, историю, русский и украинский языки и литературу. Точные науки, в принципе, мне тоже нравились. Сложнее всего давалась химия.

 Семейную библиотеку передал сельским школам

— А чем Вы увлекались в детстве?

— Мне всегда нравилась техника и все, что с ней связано. Выжигал, выпиливал лобзиком – в то время этим многие подростки увлекались. Пробовал играть на баяне и духовых инструментах.  У нас в доме было много книг. Поэтому я с детства очень люблю читать.

Кстати, мой отец недавно собрал свою обширную библиотеку и попросил, чтобы я передал книги туда, где они нужнее всего. Я распределил их в сельские библиотеки Павлоградского района.

imgonline-com-ua-Compressed-VuB6ZmQkohrO

— Родители воспитывали Вас в строгости или, наоборот, баловали?

— Воспитывали меня так же, как большинство советских детей: в любви, но при этом не баловали. Отец с детства приучал к порядку. Сам он очень организованный, и меня так воспитал. Папа был и остается для меня большим авторитетом, так как в жизни всего добился своим трудом и усердием. Самостоятельно получил высшее образование. Прошел трудовой путь от горнорабочего до генерального директора объединения «Шахтерскуголь», и даже работал в министерстве. Он был пятым ребенком в семье. Его отец (мой дедушка) погиб на фронте.

С детства меня приучали к физическому труду. Там, где мы жили, всегда были огород и сад, где мне приходилось помогать. Полол бурьян, собирал малину, вишни, разные фрукты и овощи.

Мы держали кроликов и курей. Я регулярно косил траву и убирал в клетках. А еще у меня был мопед. На нем возил скошенную траву и воду из колодца для засолки огурцов, капусты и других овощей.

Террикон на рассвете и яблони в цвету

— Кем Вы в детстве мечтали стать?

— Когда я был маленьким, то, как и у многих мальчишек, мечты были одинаковые: стать пожарником, летчиком, шофером. В подростковом возрасте очень тянуло к путешествиям. Хотелось побывать за границей, увидеть разные страны. Поэтому я всерьез планировал поступать в мореходное училище. Даже начал готовиться к поступлению после 8 класса. Но отец мудро повлиял на меня. Посоветовал сначала окончить 10 классов и затем поступать в высшее мореходное училище, чтобы в будущем я мог стать штурманом или даже капитаном. С такими доводами я согласился и продолжил учебу в школе.

— Почему в итоге Вы передумали и не поступили в мореходку?

— Когда я заканчивал 8 класс, отец неожиданно предложил поехать с ним на работу. Это было в одну из майских ночей с субботы на воскресенье. Мы приехали на шахту, вместе с шахтерами переоделись и стали спускаться под землю. Я спросил, какая там внизу глубина? И мне ответили: 230 метров. Первый раз жутковато было находиться в клети, осознавая, что под нами глубина более 200 метров. Хотя сейчас понимаю, что важнее толщина породы над тобой.

А когда оказались в лаве, мне стало очень интересно. Никакого дискомфорта не ощущал. Впервые тогда общался в рабочей обстановке с шахтерами. И мне очень понравилось. Открытые, дружные, с натруженными ладонями – они шутили, показывали свою работу, дали передвинуть секцию. У меня аж дух захватывало!

На поверхность мы поднялись рано утром, на рассвете. Как сейчас, помню эту картину: выходим на улицу, а перед нами террикон, над ним встает солнце и рядом цветут яблони. Это было настолько красиво, что тронуло меня до глубины души. С тех пор я точно знал, что буду шахтером. А шахтерский труд всю жизнь занимает особое место в моем сердце. И когда бываю в шахте, то ощущаю очень теплое, трепетное чувство, не сравнимое ни с чем.

 Поздравил с Днем пионерии… и женился

imgonline-com-ua-Resize-GSzDevaNCgT

— Расскажите о Вашей семье. Личную жизнь Вы не выставляете напоказ, поэтому жителям региона о ней практически ничего не известно.

— Мне хочется защитить жизнь своих близких от негатива, связанного с моей публичностью в непростой сегодняшней обстановке. Мы с женой Милой вместе уже почти 24 года. Она – опытный врач-кардиолог, работала в клиниках Донецка. Сейчас временно не работает. У нас 23-летняя дочь Катюша, студентка.

— А как Вы познакомились с будущей супругой?

— Пришел к ней домой и познакомился…

— К незнакомой девушке?

— Да. Я тогда работал на шахте в Макеевке главным инженером. Большую часть времени в сутках занимала работа. На личную жизнь времени не оставалось. У меня был друг Андрей. Однажды он предложил познакомиться с подругой его жены — Миленой. Рассказал, что она очень хорошая, работает врачом-кардиологом в Донецке.

19 мая 1995 года я купил большую розу и приехал к ней прямо домой. Помню, она открыла дверь, и я вручил ей розу со словами: «Вас пришли поздравить юные пионеры» (это как раз был День пионерии – прим. авт.). Познакомились и сразу понравились друг другу. Стали встречаться, и через полгода, 18 ноября, поженились. В 1996 году появилась на свет наша дочь Катюша.

Получил травму позвоночника

imgonline-com-ua-Compressed-lPjFqHFhqD

— Через какие трудности пришлось пройти Вашей семье?

— Разное бывало… В феврале 2000-го после травмы позвоночника в шахте мне сделали операцию в Харькове. Затем нужно было минимум полгода реабилитации. Постоянно носил корсет. Врачи разрешили только лежать и ходить – сидеть было запрещено.

Жена тогда работала в донецкой больнице, а я сидел дома с четырехлетней дочкой. Мы с Катей очень много гуляли. До сих пор с теплотой вспоминаю эти ежедневные прогулки по городу.

Через три месяца после операции меня вызвали на работу. Я еще до конца не восстановился, ходил в корсете. Тем не менее, вышел и приступил к своим обязанностям главного инженера. Со временем полностью восстановился. С тех пор, по рекомендации врачей, каждое утро делаю гимнастику для поддержания здоровья.

— Есть что-то, о чем Вы жалеете?

— У меня больше 30 лет стажа в угольной промышленности, из них 27 лет — подземный стаж. Этим я горжусь. Но режим работы всегда был очень насыщенный – с 5:00 и до поздней ночи. Сейчас, оборачиваясь назад, жалею, что слишком много времени проводил на работе, из-за чего мало внимания уделял семье. Кроме отпуска нужно было уделять время для семьи, совместного проведения выходных и праздников. А у меня это получалось очень редко.

— Каким главным жизненным принципом Вы руководствуетесь?

— Я убежден, что нужно жить по совести. И брать на себя только то, что реально сможешь поднять.

— Что делает Вас счастливым?

— Счастье – оно многогранно. Ощущаю себя счастливым, когда вижу реальные результаты своих трудов, которые приносят пользу людям. Когда жители городов и сел Западного Донбасса благодарят за то, что сделал для них что-то хорошее. Когда общаюсь с друзьями. Когда встречаюсь с родителями, с дочерью. Когда семья собирается вместе за одним столом.

И еще много-много счастливых моментов дарит нам жизнь. Они есть у каждого человека, и не зависят от должности и статуса. И рабочий, и депутат, и президент – одинаково ощущают радость и душевную боль. Так устроена жизнь, и никто не в силах этого изменить.

Беседовала Елена ТИЩЕНКО, фото из личного архива Артура Мартовицкого.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *