Жизнь отделения педиатрии глазами врача – эксклюзивное интервью | Вести Терновки

Жизнь отделения педиатрии глазами врача – эксклюзивное интервью

 

39 лет Федор Слабко посвятил педиатрии. Сейчас ему 67 лет, а он сутки напролет спасает жизни детей и не жалеет об этом. Заведующий педиатрическим отделением Терновской центральной городской больницы рассказал о своей жизни, о проблемах в медицине и об отделении педиатрии в Терновке.

С 9 июля 1980 года Вы в педиатрии. Какими были для Вас эти годы?

Разными, непохожими. В восьмидесятые годы молодой еще был, 28 лет. Работать всегда хотелось, конечно. Уровень жизни оставлял желать лучшего.

До того, как пришли в эту больницу, где работали?

В 1975 году я окончил Донецкий государственный медицинский институт имени Горького, по специальности «педиатрия». Отработал год в интернатуре, в Кременчуге. И с 1976 по 1980 работал на Полтавщине педиатром, в больнице районной. А потом уже с женой приехали в Терновку. И вот, 8 июля приехали, а 9 вышли на работу уже.

Работа занимает значительную часть Вашей жизни. С утра до вечера Вы в отделении. А как же семья?

Работаем мы с Людмилой Ивановной, моей женой, с восьмидесятого года. Она тоже окончила Донецкий институт, на год позже меня. И все эти годы мы вместе – дома вместе, здесь вместе, отпуск – вместе. Она работала неонатологом в роддоме по 2013 год, на участке и в родильном отделении. А в связи с закрытием роддома ей пришлось переквалифицироваться на педиатра.

Помогает Вам?

Людмила Ивановна помогает. Она мне, я – ей. Она в роддоме с тяжелыми у себя, я здесь, в детском обследовал. Дети – сами. Жизнь пролетела, сорок лет как сорок дней…

Сожалеете о чемто?

Ни о чем. Мне здесь комфортно. Меня все устраивает: и зарплата, и работа.

Была бы возможность, поменяли профессию?

Нет. У меня была возможность два-три раза поменять. Особенно в 90-е, когда на работу идешь, а нечего взять поесть и в больнице даже каши больничной не было. Но когда Горбачев ушел, уже полегче стало. И не оставил профессию, потому что это единственная моя специальность – то, что я люблю, то, что я знаю, то, что я умею делать.

Ваши пациенты – дети. Как Вам удается найти подход к ним?

Все-таки я столько лет проработал с детьми. Уже с мамашами легче стало контактировать. В молодости было много приезжих в отделение из России, Казахстана, Сибири, Урала. Менталитет у них совсем другой. Было и неуважение, и угрозы, – все было. А сейчас в основном меня знают, уже третье поколение, правнуки, так сказать, – не мои, а лечим их. Безвыходных ситуаций не бывает. Мамаши знают меня, и лечились у меня, наблюдались. Теперь их дети, их внуки уже проходят лечение. Так что у нас полное взаимопонимание.

А что помогает Вам найти общий язык с мамами?

Главное, внушить своим поведением маме, что все будет благополучно. Когда она видит уважение к себе и уверенность в моих действиях, она успокаивается.

Медсестры у меня тоже опытные, работают со мной уже больше 20-ти лет, текучесть у меня практически нулевая. Поэтому знают, что не стоит вступать с мамой в конфликт, ничего хорошего из этого не получится. Да и смысла в этом нет. Маме в данный момент плохо, ребенку плохо, ни к чему ее взвинчивать еще больше.

Вы всегда были таким мудрым?

Раньше, если ночью поступают: «Ой, чего не приехали раньше?» – начинаешь время тратить и себя накручиваешь, и маму накручиваешь. Ну поступила, что уже? Все равно свою работу будешь делать… Теперь знаю, если мама спокойна, то и ребенок спокоен. Мама дерганая и ребенок дерганый.

Вам 67, а Вы до этого дня занимаетесь лечебной практикой. Расскажите, как работает отделение педиатрии?

Наше отделение считается инфекционным, поскольку больше 60 % детей поступают к нам с заболеванием верхних дыхательных путей. Сейчас у нас 13 коек. А было и 30 коек, и 25, и, 15. Да и все необходимое по протоколу лечение не получается осуществлять. Государство на лечение практически не выделяет финансирование.

Совсем?

Шесть гривен на койку. Что за шесть гривен можно купить? Препаратами для неотложной помощи нас снабжают. А все плановое лечение обеспечивают ребенку родители. У нас бесплатной медицины нет. У нас только бесплатные стены, наши руки и наши головы.

доктор (2)

И врачи-специалисты в своем деле…  

У нас было четыре врача-анестезиолога, большая помощь, когда тяжелые дети поступают, допустим, нужна искусственная вентиляция легких. А сейчас у нас один анестезиолог. И не каждую ночь он дежурит. Каких-то прогрессивных, современных методов, кроме антибактериальной терапии при пневмонии внутривенно, нет. Аппарат искусственной вентиляции есть, концентратор кислорода есть и есть небулайзер (ингалятор – ред.). Вот и все оборудование. Но такая ситуация не только в Терновке.

Болезни детские раньше и сейчас отличаются?

Больше стало разнообразных вирусных инфекций. Структура не поменялась. Допустим, с бронхолегочными заболеваниями так и поступают – 60-70 %, как и раньше. Меньше стали дети до года в отделение поступать.

Но и детское население уменьшилось. Если в начале-середине 80-х годов было у нас до семи тысяч детей, то сейчас – чуть больше четырех.

Меньше стало поступать тяжелых детей, когда уже запущена ситуация.

Врачи со стажем тоже работают в поликлинике. В этом плане легче. И плохо то, что у нас инфекционное отдаление детское есть, а детей туда не кладут, потому что там условия похлеще моих. И там контингент: и туберкулез, и ВИЧ…

Сейчас время поездок. На что рекомендуете мамам обращать внимание, чтобы к вам не попадать?

Поездки с малышами на три-семь дней ничего полезного не приносят детям. Потому что ребенок не успевает, приехав туда, адаптироваться. Дорога и питание там отличаются. Возрастает вероятность всевозможных кишечных, вирусных инфекций. Едете? Узнайте, какое там питание, аптечку соберите с собой, все мамы знают – пробиотики, антибиотики при кишечных инфекциях. Ну и если ехать, то недели на две, в нормальные условия.

Сейчас ведутся острые дискуссии о вреде прививок. Ваше мнение, стоит ли делать ребенку прививки?

Тут вариантов нет – однозначно прививать. Только смотрите срок хранения и условия хранения вакцины. Если через государственное обеспечение прививка, то здесь прививаться предпочтительнее. А когда покупают где-то и привозят сюда, может возникнуть опасность инфекции. К тому же, всем подряд прививки не делают, потому что есть противопоказания. А так, прививать надо.

Как на отделении отразилась реформа здравоохранения?

Стационара абсолютно не коснулась. В чем эта реформа? Я работаю и не вижу ее ни в медикаментозном снабжении, ни в питании, ни в материальном снабжении, ни в зарплате.

Что Вам помогаем оставаться современным педиатром?

Жизнь заставляет. Если не будешь читать, не будешь интересоваться новыми методами лечения, конференции всевозможные выездные не будешь посещать, курсы повышения квалификации проходить, в интернете – программы обучающие, то останешься на том же месте.

Я компьютером не владею, поэтому жена находит информацию, и мы вместе изучаем ее. Потому что нет ни одного ребенка, у которого бы одно и то же заболевание протекало одинаково. У того пневмония правосторонняя и у того пневмония правосторонняя. Тот за два дня уже вычухался, а тому надо еще неделю-десять дней. Поэтому весело.

Что пожелаете себе, коллегам, читателям ко Дню медицинского работника?

Пожелаю здоровья всем и посоветую вести здоровый образ жизни. Тогда жизнь покажется и без наркотиков, и без алкоголя, веселой и радостной. Ну и приходить в больницу только здоровыми желаю. Пройти в свое время профилактический осмотр и дружить с врачами.

Интервьюировала Алена Поддуева

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *