Тимофей Батук: «Любой механизм – живой!»

Редко встретишь человека, который ни о чем в своей жизни не жалеет и с уверенностью говорит: «Если бы жизнь повторилась, я бы пошел именно по такому пути!»

Тимофей Иванович Батук родился в далекой Пермской области, судьба привела его в Терновку, где он с 16 лет учился в местном профессиональном училище. Первым местом его работы стал участок УКТ шахты ЛКУ, теперь Западно-Донбасская. И с тех пор, с 1989 года, Тимофей Иванович остался верен и этой шахте, и этому участку. А это – ни много ни мало – 31 год. Можно только восхищаться такой преданности делу и месту работу. Вот уже 21 год Батук занимает должность механика УКТ.

— Тимофей Иванович, никогда не хотелось поменять специализацию или участок, пойти выше по карьерной лестнице? – спрашиваю собеседника.

— Возможность была, не было желания. Пришел в 89-ом в коллектив, сработался, набрался опыта, можно сказать «врос» в профессию и в этот участок. Карьеру нужно делать молодым, а я «прирос» к УКТ.

— Неужели такая интересная работа?

— Очень интересная и нужная!

— Не секрет, что работники УКТ всегда получали и, наверное, получают сейчас заработную плату меньше, чем добычники и проходчики. Почему раньше не перешли на более престижный участок?

-Мы действительно получаем меньше. Раньше увеличивали свою зарплату за счет выходных и праздников – двойной оплаты, сейчас стараемся работать на полную отдачу и, соответственно, хорошую получку. Но привязанность к УКТ — это не только деньги, это, можно сказать, любовь. Любовь к работе, к коллективу, к механизмам.

— Неужели механизмы можно любить? Они же не живые.

— Любой механизм – живой. И его нужно любить, заботиться о нем, чувствовать его душу, помогать, когда ему плохо.

— Тимофей Иванович, но как механизм скажет Вам о том, что ему плохо?

— Каждый механизм звучит. Издает звуки, по которым можно с точностью определить его состояние. У механизма есть паспорт, в нем записаны возраст, срок службы и возможные сбои.  Есть допустимые нормы износа. Главное быть хорошим профессионалом — уметь чувствовать механизм. Например, если взять корову, она живая, но тоже не разговаривает. Однако хозяин и врач ветеринар знают, когда ей хорошо, а когда плохо.  Шахтные конвейеры имеют свое сердце – привод, мозг – автоматику и электродвигатель. Так что можно смело назвать их живыми, они – не воодушевленные, но живые.

—  Что входит в прямые обязанности механика УКТ?

— Следить за бесперебойной работой конвейерного транспорта, обеспечивать всеми видами энергии, не допускать поломок и сбоев.

— Сколько у Вас в подчинении человек, с кем легче работать – с молодыми или более опытными коллегами?

— На участке трудятся 140 человек. Легче, конечно, работать с опытными, но сказать что-то плохое о молодежи не могу. Проходит естественный отбор, молодежь, которая по каким-то причинам не может или не хочет работать, просто отсеивается.

— С кем на участке Вам приятно работать, кому Вы особенно доверяете?

— Работаю я со всеми, всем доверяю. Приятно работать с ремонтниками Дмитрием Коваленко, Русланом Скроботовым, Вадимом Соткутой. А в общем, каждый человек на нашем участке важен и нужен.

— Поделитесь секретом, Вас на участке считают добрым или злым начальником?

— Думаю, добрым. Я стараюсь не доводить до криков и конфликтов. Решать вопросы спокойно, без паники и лишней суеты.

— Неужели никогда матерного слова не загнули?

— Бывало в крайних редких случаях.

— А кого Вы считаете своим учителем, кто повлиял на Ваше профессиональное становление?

— На мое профессиональное становление сильно повлиял тогдашний начальник участка Виталий Викторович Тарелкин. Именно он заставил меня идти в институт, а после помогал в работе. Виталий Тарелкин – большой профессионал, его до сих пор помнят на участке и зачастую пользуются его советами, новаторскими решениями, наработками. Он учил меня и моих коллег как надо работать!

— Тимофей Иванович, а как же надо работать? Что главное в работе участка УКТ?

— На УКТ главное просчитывать все на 2-3 шага, смотреть наперед. Этому учил Тарелкин.

— Случались ли на работе непредвиденные ситуации, когда Вы не знали, что делать и как поступить правильно?

— Не припомню таких. В далекие времена, когда шахты были государственными, в шальные 90-е, помню был бартер – меняли уголь на запчасти. Тогда у механиков постоянно висела проблема, где и как достать нужные детали, механизмы. Сегодня же достаточное снабжение и обновление механизмов, работа идет в штатном расписании. Критические ситуации случаются редко.

— Тимофей Иванович, сегодня у Вас выходной, но уже два раза Вам звонили по рабочим вопросам. Нет желания отключить телефон и как часто Вас вызывают в выходные, беспокоят в отпуске?

— Телефон отключить я не имею права, текущие вопросы консультирую. В отпуске и на выходных иногда выезжаю на рабочее место, особенно, если ситуация требует расследования или вмешательства. В общем, работать стало спокойнее, однако я же механик, это моя обязанность обеспечить бесперебойную работу участка.

— Супруга не обижается? Как семья относится к Вашему не нормированному графику?

— Относятся с пониманием, помогают во всем. 22 года мы с женой Светланой в браке, у нас есть дочка –студентка, она музыкант, учится в Харькове.

 — Есть ли у Вас хобби, увлечения или все свободное время Вы отдаете семье и работе?

— В свободное время занимаюсь сельским хозяйством. Увлечение по необходимости (улыбается).  У жены пожилые родители живут в селе, в выходные всегда ездим к ним, помогаем по хозяйству, работаем на земле.

— Тимофей Иванович, Вы более 30 лет работаете на шахте. Если бы не стали шахтером, то какой бы путь избрали?

— С детства я увлекался радио, приехал из Перми поступать в Днепропетровский радиоприборостроительный техникум, где удачно провалил экзамены. Поступил в Терновское ПТУ № 41 и ни дня об этом не пожалел. Моя жизнь – удалась. И если бы мне пришлось прожить ее заново, пошел бы по этому пути.

Интервьюировала Алена Поддуева

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *