О рентгенологии, о жизни и о себе – Людмила Мешина, врач с 35-летним стажем

Людмила Викторовна Мешина врач-рентгенолог в Терновской городской больнице с 35 летним стажем. Ей 68 лет. Она врач высшей категории. Откровенно о профессии, о диагнозах и людях рассказала Людмила Викторовна в интервью нашему корреспонденту.

Вы получили образование рентгенолога?

В 1976 году я окончила Пермский государственный институт по специальности «лечебное дело» акушером-гинекологом. И около десяти лет работала акушером-гинекологом. Потом, в связи с аллергией на дезинфицирующие средства, перешла работать в рентгенологию.

Вы всегда хотели стать врачом?

Да, у меня династия. У меня обе дочки – врачи.

А почему именно с рентгенологией решили связать свою жизнь, работу?

Вы знаете, потому что это единственная специальность, где много знаний нужно, от рождения до тризны надо знать все.

Как это, до тризны?

До смерти. Это такое выражение, от рождения до тризны надо знать все. Умирающий или новорожденный – абсолютно все надо знать, всю диагностику. Знания должны быть обширные. Потому что на основе диагноза врачи назначают лечение. И эффективность лечения будет зависеть от правильности диагноза.

Вы посвятили профессии 35 лет. Не жалеете?

Да, 5 января будет 35 лет. Я любила свою профессию акушер-гинеколог, и первое время очень скучала. А потом уже до такой степени втянулась в работу рентгенолога, что, мне кажется, что это только мое.

По каким критериям Вы определяете, что рентгенология – Ваша профессия?

За столько лет я приобрела большой опыт. И этот опыт нужен как пациенту, так и лечащему врачу. В течение дня ко мне приходят неоднократно наши доктора, чтобы проконсультироваться, чтобы выяснить что-то, что им непонятно. И я никогда не отказываю им в помощи.

Какую роль, Вы считаете, играет рентгенолог в постановке диагноза, в лечении человека?

От достоверности постановки диагноза зависит эффективность лечения, которое назначает специалист. И поэтому, если ошибочный диагноз, то и лечение будет неправильное, и, естественно, для пациента это будет плохо.

Бывали ли случаи в Вашей практике, когда Вы ставили ошибочный диагноз?

За все годы моей врачебной практики акушером-гинекологом и рентгенологом, нет, у ни одной, ни материнской, ни детской, ни взрослой смертности не было.

А есть ли брать во внимание не смертельные случаи, когда диагноз был поставлен неверно, как Вы на эти ситуации реагировали?

Если мне что-то непонятно, у меня есть к кому обратиться (это наша профессор Фаина Иосифовна Куликова, в областной больнице Мечникова работает). Это также моя коллега Ольга Дмитриевна Корнева, с которой я начинала работать. И это, конечно, книги.

Можете припомнить случай, наиболее интересный и ценный в Вашей практике?

Вы знаете, когда видишь динамику, то радуешься, что действительно диагноз поставлен правильно, лечение назначено правильно и ребенок выздоравливает. А каждый тяжелый случай мы совместно с заведующей детским отделением разбираем. Конечно, есть тяжелые случаи. И тогда я поднимаю литературу, смотрю, где, что, когда было; перебираю в своей практике, когда такое было, и обычно у меня ошибок нет.

На какую тему Вы писали последнюю свою научную тему?

В этом году у меня рефераты посвящены пневмониям. В частности, пациентам, которые часто встречаются у больных с ВИЧ-инфекцией. Поэтому я писала об очаговых пневмониях у новорожденных и у детей, и о пневмониях интерспециальных. Потому что весь прошедший год было очень много случаев пневмонии.

Какие изменения произошли за последнее время в сфере рентгенологии?

Последнее время нам хорошо помогает в диагностике томография любых органов и МРТ, магнитно-резонансная томография.

Что это дает пациентам?

Предположим, вижу очаговую тень в легких. Предварительный диагноз – рак. Периферический рак правого или левого легкого. Но на какой глубине находится этот рак, по рентгеновскому снимку поставить трудно. Поэтому привлекаем томографию. Томография делает срез легких пошагово, по одному миллиметру. Понимаете? И мы видим, на какой глубине и какая ткань окружает данную опухоль. Поэтому это нам очень помогает.

Этот метод диагностики Вы можете использовать и в Терновке?

Нет. В Терновке этого нет. Есть в Павлограде. Инновационный центр и томография в 4-й больнице.

Как Вы считаете, какими качествами должен обладать хороший врач?

Лечить надо не только лекарствами, но и словом. Хороший врач лечит не только лекарствами, – врач лечит словом, внешним видом. Врач должен любить пациента. Я даже к заключенным обращаюсь на вы. Даже к бомжам, потому что это люди, просто они попали в серьезную ситуацию. Нужно жалеть больного. С душой к нему относиться, душевно.

Какими еще качествами должен обладать хороший врач?

Во-первых, он должен быть умным. Во-вторых, багаж знаний иметь, не только теоретических, но и практических. И в третьих, вести себя соответственно.

На дальнейшее какие-то планы, цели есть?

Я хочу, чтобы все были здоровы. Чтоб работы у нас стало поменьше. Аппарат чтобы был рабочий, а у всех остальных чтобы были любовь и счастье. 

Вам 68 лет. 35 лет Вы посвятили сфере рентгенологии. Что побуждает Вас, несмотря ни на что продолжать любить людей, любить свою профессию и продолжать делать то, что Вы делаете?

Я очень богатый человек, у меня четыре внука. Двое в университете учатся, один закончил университет по специальности «бизнес-администратор», внучка тоже бизнес-администратор. Третий учится на переводчика с китайского, и младший в четвертом классе. И вот ради них стараюсь, хочу стать для них примером и помочь как-то и материально, и морально.

А почему для Вас важны люди, о которых Вы только что так тепло сказали?

Это ж мои внуки. Это ж мое продолжение. Я их люблю, ради них стоит жить. 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *